Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ВОЙНЫ НЕАНДЕРТАЛЬЦЕВ
Суббота, 18.11.2017, 03:48
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

И ВЫПУЩЕН БУДЕТ ДЬЯВОЛ

«И выпущен будет дьявол…»

(Откровение Иоанна Богослова)

 

Эти слова единственного остававшегося рядом с Сыном Божьим до самой Его крестной смерти ученика применимы в буквальном смысле только к нашему времени. Ни к «режиму» Сталина, так ныне ругаемому, ни к любому другому «тоталитарному» режиму это невозможно применить с такой конкретностью и буквальностью. Можно много говорить о горькой судьбе Солженицына и ему подобных в средствах массовой информации, в то время, когда на улицах наших городов, теперь уже нередко на глазах людей, с невероятной жестокостью садисты и маньяки истязают детей, подростков, девушек. Кто виноват? Очевидцы, ничего не предпринявшие для спасения невинных жертв? Мыслимо ли было такое ещё двадцать-тридцать лет назад? Теперь же, прежде чем спасти ребёнка или девушку от преступника, каждый человек задумается: а сколько лет заключения в колонии строгого режима он получит за свой благородный поступок, за обезвреживание убийцы, насильника, рецидивиста? Ведь чтобы обезвредить опасного преступника, каким является маньяк-педофил недостаточно дать ему оплеуху или усовестить словом. Подобные меры могут весьма плачевно закончиться для самого защитника. Удар или лёгкое ранение вызовут лишь большую ярость у одержимого манией полубеса (человеком или животным такого субъекта вряд ли можно назвать). Можно, конечно, попробовать позвонить в милицию. Но, сотрудники милиции приезжают на место преступления, в лучшем случае, через 30-40 минут. Поэтому, зачастую, особенно в тех случаях, когда свидетель (или тем более свидетельница), желающий помочь потерпевшему, один, есть только единственный способ обезвредить преступника – это лишить его возможности двигаться с помощью любых ближайших предметов. Разумеется, если бы каждый свидетель имел при себе автомат, то лишение жизни преступника было бы необязательным. Достаточно было бы выпустить очередь по ногам. Когда же очевидец может располагать в лучшем случае камнем, кирпичом, строительной доской или своим личным столярным инструментом (если преступление совершается на лестнице, как это нередко бывает), то между «гуманными» и «негуманными» методами обезвреживания «хищной гоминиды» очевидцу вряд ли представится выбор. То же самое, если речь идёт о самозащите, как это было в случае с семнадцатилетней девушкой, подвергшейся нападению маньяка, и привлечённой к уголовной ответственности за убийство этого «человека» (см. сн.).

Почему никто из свидетелей не вступился за пятнадцатилетнюю Аню Бешнову, убитую и замученную на глазах людей? Причина этому одна: всем в стране известно, что стало с человеком, спасшим 8-летнего ребёнка от рук маньяка-рецидивиста (уже судимого прежде за совершение сексуального преступления). Александр Кузнецов осуждён на 2, 5 года строгого режима. И ему ещё «повезло». Прокурор настаивал на 5 годах заключения. А вот преступник, если бы остался жив, получил бы условный срок и в следующий раз планировал бы своё покушение более продуманно, и жертвой его стал бы новый ребёнок. В нормальном обществе, человек, спасший ребёнка от извращенца, безусловно был бы награждён государственной наградой (напомним, что А. Кузнецов не является родным отцом спасённому мальчику). В нашей же системе такой человек «к преступникам причтён». Такое государство характеризует само себя. Гражданам, которые могли бы в случае необходимости оказать реальную помощь тем, кто подвергся нападению, связаны руки. Связаны государством и так называемым «законом». Преступникам же руки развязаны. Кто же принимает подобные законы?

Конечно, Александр Кузнецов мог бы в данном случае остановить подонка и не прибегая к крайней мере, но он, поступив так, спас не одного ребёнка, а нескольких, поскольку, согласно статистике, рецидивность у подобных преступников достигает ста процентов случаев. Но для нашего псевдоправосудия и псевдозакона жизнь невинного ребёнка или девушки и жизнь человекоподобного беса равноценны. Более того, жизнь беса-педофила, беса-садиста и маньяка даже более защищена «законом» нежели жизнь ребёнка или девушки, женщины. Кроме того, в большинстве случаев остановить подобных мерзавцев, не прибегнув к крайним мерам, бывает невозможно, ведь далеко не все люди, а тем более женщины и девушки, владеют приёмами бокса. Итак, наше «законодательство» и «правосудие» защищает права бесов-извращенцев, называя их людьми. Пострадавшим же от насилия, если они остаются чудом живы, цинично предлагают помощь психологов. О таком явлении как телегония наши безграмотные «законодатели» не слышали или делают вид, что не слышали. Девушка, подвергшаяся насилию, навсегда утрачивает возможность родить ребёнка полноценного, не подверженного дегенеративному влиянию гормонов и ферментов насильника, которые она отныне будет носить в своём теле, и которые будут влиять на редупликацию ДНК в первую очередь в репродуктивных органах. Какую помощь могут оказать психологи мальчику, подвергшемуся насилию. Такой ребёнок, став взрослым, никогда не сможет уже почувствовать себя полноценным мужчиной. Не следует переоценивать возможности психологов и приписывать им божественное всемогущество. Разве могут они, например, вернуть родителям их погибших детей? Некоторые же досужие юристы и депутаты идут ещё дальше. Они цинично списывают всю вину за случившееся на родителей, упрекая их в недостатке заботы о своих детях и предлагая водить детей в школу и обратно вплоть до 14 лет, очевидно уволившись для этого с работы. Невольно хочется задать этим людям вопрос: водили ли их родители в школу в седьмом классе? Ну а на кого они смогут списать вину за гибель пятнадцатилетней Ани Бешновой и других четырнадцати-, пятнадцатилетних девочек, шестнадцати-, семнадцатилетних девушек, погибших от рук преступников? На кого списать вину за гибель от рук банды маньяков (дело банды Эдуарда Чудинова (Нижний Тагил)) матери-одиночки, вышедшей ночью в аптеку за  лекарством для своего ребёнка (дети чаще всего заболевают ночью)? Подобные лицемерные рассуждения – образец предельного цинизма.

Итак, преступники, которые сами своими деяниями перечеркнули право других людей (и не просто людей, но детей, ещё только вступающих в мир) на жизнь, на неприкосновенность личности, перечеркнули их веру в добро, оказывается «имеют право на жизнь» и заслуживают «гуманного отношения». Они  отсиживают небольшие сроки, а то и вовсе лечатся (будучи неизлечимыми) несколько месяцев в психиатрической больнице, после чего возвращаются к своей порочной деятельности, а потерпевшие получают смерть, искалеченное безвозвратно тело и психику, издёвку в виде помощи психологов. Почему большая часть населения (а именно законопослушная часть населения) поддержала А. Кузнецова, а не решение суда, не «закон», осудивший честного и благородного человека, поступившего так, как должен поступить в подобной ситуации любой уважающий себя мужчина? Потому, что у нас в стране нет правосудия и нет закона! Депутаты, получившие мандаты, принимают «законы», вопреки  ожиданиям избирателей, противоречащие их чаяниям, надеждам, здравому смыслу и элементарным человеческим представлениям о нравственности. Лжезаконодатели выступающие в защиту педофилам сами являются латентными и, возможно, не только латентными педофилами.

В основе законов должны лежать нравственные нормы. Но «законы», принятые ныне в нашем государстве и развязавшие руки бесам в человеческом облике, прямо противоположны нравственным человеческим нормам.

Как дьявол, соблазняя, мимикрирует, принимает человеческий, а то и ангельский облик, так и закон свой он пытается представить под видом гуманного, и даже божественного закона. Дьявольское попущение педофилам и насильникам, явившееся причиной многочисленных, ставших систематическими, убийств детей, узаконено под прикрытием божественной заповеди «Не убий».  Но законная казнь преступника (тем более преступника, убившего или совратившего ребёнка) никогда, ни в каком нормальном обществе не называлась убийством, равно как и вооружённое отражение врага, равно как и честный поединок. Иначе и Александр Невский и Пересвет – убийцы, а Сергий Радонежский – подстрекатель на убийство. Вот до какого абсурда может довести извращённое философствование и основанное на нём законотворчество. Владимир Креститель поднимал вопрос о законности казни преступников с точки зрения христианской церковной морали, и этот вопрос был решён раз и навсегда, даже в то время, когда о подобных преступлениях люди на Руси ещё не слышали.

Приведём дословно беседу Святого князя Владимира с епископами и старцами по этому поводу. «Повесть временных лет», лето 6504 (996):

«Владимир же жил в страхе божьем. И сильно умножились разбои, и сказали епископы Владимиру: «Вот умножились разбойники; почему не наказываешь их?» Он же ответил: «Боюсь греха». Они же сказали ему: «Ты поставлен богом для наказания злым, а добрым на милость. Следует тебе наказывать разбойников, но по проверке». Владимир... начал наказывать разбойников». Но это весьма вольный, мягко выражаясь, перевод Д.С. Лихачёва, а откровенно говоря – фальсификация документа. Приведём подлинник:

«Живяше же Володимер в страсе Божьи. И умножишася зело разбоеве, и реша епископе Володимеру: «Се умножишася разбойници; почто не казниши их?» Он же рече им: «Боюся греха». Они же реша ему: «Ты поставлен еси от Бога на казнь злым, а добрым на милованье. Достоить ти казнити разбойника, но со испытом». Володимер... нача казнити разбойникы». («Повести древней Руси XI-XII века». «Лениздат», 1983, с 66, 169).

«Повесть Временных лет», как и другие памятники отечественной культуры, великолепно знали в подлиннике все Великие Князья, Цари и Императоры России. Но, «юридически грамотные», создающие здесь «правовое государство» современные правители нашей страны и законодатели, очевидно не считают нужным ознакомиться с основами отечественного права в подлиннике.

Ещё раз следует подчеркнуть, что беседа Владимира с епископами и старцами о необходимости казни велась относительно разбойников, убивающих взрослых людей с целью грабежа. Но ни один из этих разбойников не сравним с маньяками, садистски убивающими детей, девушек и женщин,  размноженными властью в наши дни. О таком дьявольском явлении славяне и русичи даже не ведали и вряд ли поверили бы, что такой дьяволизм может существовать на Земле. И вот, возможность существования этого дьяволизма на Земле реализована, воплощена в жизнь. Кем?!   

Но современное российское законодательство не только не наказывает преступников, оно откровенно и цинично встаёт на их защиту. Так в феврале 2009 года в городе Бор Нижегородской области было возбуждено уголовное дело в отношении восемнадцатилетнего Александра Горшкова, который вынужден был отстреливаться из отцовского ружья от банды рекетиров, ломившихся в его дом с угрозами убить его. (В доме вместе с Александром было несколько его одноклассников и мать, что не остановило грабителей). Александр ранил четверых налётчиков (парней) и нечаянно убил одну налётчитцу-девушку, которая была в этой банде. Особо показательно во всей этой истории то, что в отношении Александра было возбуждено дело даже не по статье «превышение меры самозащиты» (хотя никакого превышения и не было), а по статье «убийство, совершённое общеопасным способом», как будто не бандиты ломились к нему в дом с угрозами убить его, а он ворвался к ним домой или подстерёг на улице! («Российская газета, №47 (4871), 19. 03. 09). То есть, с точки зрения нашего преступного законодательства, если к Вам в дом ломятся бандиты, или нападают на Вас на улице, Вы обязаны предоставить им убить себя и даже всю свою семью, если бандитам этого захочется. Такое и только такое поведение признаётся нашими законодателями законопослушным.  Прибавим к этому тотальную коррумпированность и деградацию милиции, не реагирующей уже нередко даже на заявления граждан о пропаже подростков, а зачастую и покрывающей преступников. Вот так плодится в нашем государстве преступность. Рыба, как гласит народная мудрость, гниёт с головы. Ну а газетчики и прочие досужие рассуждающие субъекты указывают лишь на косвенные причины происходящего, пугливо замалчивая главную. Лицемерно раздувается тема огнестрельного оружия, хотя у нас в стране и нет его свободной или лицензионной (как в Европе) продажи, а большая часть преступлений совершается ножами, заточками, удушающими орудиями и даже шилом. Преступники (в особенности те, которые совершают нападения на детей и женщин) обычно предпочитают безшумное оружие. Огнестрельное оружие чаще всего является средством защиты (в том числе и для женщин), а не нападения. Так, в Америке, где разрешена свободная продажа огнестрельного оружия, а духовная культура населения несравнимо ниже нашей многовековой культуры, тем не менее, преступность, в настоящее время, по одним данным – в три, а по другим данным - в шесть раз ниже, нежели у нас в стране. Так что, всё дело не в оружии, а в отсутствии соответствующего наказания, и именно смертной казни, за совершение особо тяжких преступлений, в первую очередь над детьми, подростками, девушками, женщинами. В связи с усиленным муссированием этой темы в прессе в последнее время, хотелось бы напомнить, что до революции в России была свободная продажа огнестрельного оружия, а уголовная преступность была достаточно низкой. В казачьих станицах, например, где все мужчины старше семнадцати лет имели холодное и огнестрельное оружие, преступности не было вообще, не было убийств, грабежей, краж, сексуальных преступлений. Это при всей любви казаков к спиртным напитками и при полном отсутствии в станицах и хуторах полиции! Запрет, введённый после революции, на ношение огнестрельного оружия для наследственных исторических воинских сословий России и даже для советских военнослужащих есть ни что иное как разоружение кроманьонцев потомками неандертальцев, которые, при этом, вооружены заточками и ножами (на низших уровнях) и атомными бомбами (на высших своих уровнях).

Значимость национальной культуры в данном вопросе, равно как и пагубность заимствованных суррогатных псевдокультур ясна и очевидна. Об этом очень много говорится, но не делается в этом направлении ничего. Национальные традиции всячески подавляются, а грязь с телеэкранов продолжает выплёскиваться в мозги людей. Почему об этом говорят, но ничего не делают те, кто руководит ныне нашим государством?

Как порочный человек заимствует от других людей только их недостатки, не пытаясь перенять хорошее, так и наши «законотворцы», маниакально стремящиеся казаться элитой и называться «господами» подражают то российским дворянам, то  европейским законодателям и лордам в том, что либо безнадёжно устарело, либо неприемлемо для России по ряду причин. Так, принять законы о гуманном отношении к животным (которые давно существуют во всех цивилизованных странах мира) наши стряпчие в Думе и в Кремле не сумели за 8 лет, зато ввести мораторий на смертную казнь для педофилов, в стране, отличающейся от Европы огромными лесными массивами, необозримыми просторами свалок, недостроями и целыми кварталами никем не охраняемых пустующих заброшенных домов (где полное раздолье преступникам), - наши стряпухи додумались, чтобы казаться европейцами, а не азиатами.  При этом они не затруднили себя задуматься об уровне и культуре работы европейской полиции и нашей насквозь коррумпированной милиции, состоящей из людей, большая часть которых, надев форму и погоны, тем не менее понятия не имеет о кодексах чести человека в погонах.